Наезд на гаишника стоит $13 тысяч

27 ноября, 2006 - 11:17
11 0

В четверг продолжились слушания по делу Карины Гличьян, переехавшей джипом инспектора ДПС Сергея Ромашкова, в ходе которых выяснилось, что пострадавший кардинально поменял свои показания в пользу обвиняемой после того, как купил себе новую иномарку.

В четверг в Мосгорсуде состоялось второе слушание по делу Карины Гличьян, которая совершила наезд на инспектора ДПС Сергея Ромашкова и нецензурно оскорбила его коллегу Дениса Сильченко. В ходе первого слушания показания давала обвиняемая. Она рассказала суду, что наехала на Ромашкова непредумышленно, с места скрываться не собиралась и если и обругала Сильченко, то не со зла. Да ехать ей было некуда: «Кругом пробка. Они, наверное, думают, что я собиралась перепрыгнуть через машины». Пострадавший под колесами внедорожника гаишник с ней полностью соглашался и подтверждал, что наехала на него Гличьян совершенно случайно. Хотя сразу после аварии инспектор настаивал, что автомобилистка сбила его намеренно.

В этот раз суд выслушал только гаишников. Заседание началось с вопросов прокурора к Ромашкову. Обвинение намекало на причину смены показаний потерпевшего.

– Вы покупали себе 19 июня 2005 года новый Hyndai Accent?

– Да, покупал.

– Сколько вы за него заплатили?

– Тринадцать тысяч долларов.

– С чем связано, что вы решили купить себе новую машину, находясь в больнице?

– Очень захотелось купить себе новый автомобиль.

– Откуда вы взяли деньги?

– По статье 51 Конституции я могу не отвечать на этот вопрос.

По данным прокуратуры, покупка совпала с тем периодом, когда Ромашков решил поменять показания. В ходе первых двух допросов в больнице пострадавший настаивал, что Гличьян совершила наезд предумышленно. Затем Ромашков прямо из больницы дважды ездил в автосалон выбирать и покупать себе машину.

19 июня автомобиль был куплен, а уже 28-го (на следующий же день после выписки) потерпевший явился в прокуратуру с заявлением, что обвиняемая не могла его видеть перед наездом.

Затем судья захотела выслушать второго пострадавшего – Сильченко. Оказалось, что он тоже запутался в показаниях. В протоколе допроса от 23 мая 2005 года инспектор ДПС указал, что в тот момент, когда обвиняемая села за руль и начала движение с полосы, Ромашков находился перед капотом «Тойоты» на расстоянии около полутора метров. В своем свободном рассказе и на всех остальных допросах Сильченко изменил показания.

По новой версии он не видел своего коллегу перед машиной Гличьян. Сильченко просто догадывался, что раз он не видел Ромашкова за машиной Гличьян, значит, тот был спереди.

Меняя показания в пользу Гличьян, Сильченко все-таки оставил себе небольшое утешение. Он по-прежнему утверждает, что обвиняемая, потеряв терпение, его «обматерила». Сильченко твердо стоит на том, что Гличьян не собиралась переставлять свою машину поближе к патрульной: «Нецензурно выругавшись, Гличьян заявила, что ее ничто не остановит и она поедет дальше при любых обстоятельствах».

Прокурор зачитала нецензурные выражения автомобилистки и прокомментировала, что, по мнению следствия, «послан» был лично Сильченко, а «надоели» Гличьян все гаишники, которые останавливали ее в то утро.

Во втором отделении ДПС на спецтрассе, где служат Ромашков и Сильченко, это происшествие расследовали еще в прошлом году. Как заявил «Газате.Ru» источник в отделении: «По результатам проверки было установлено, что когда Гличьян совершала наезд, она видела Ромашкова перед капотом своей машины».

Получивший телесные повреждения инспектор, несмотря на новый автомобиль, жалуется на здоровье. «Последствия наезда я ощущаю до сих пор. В непогоду ноет нижняя часть тела и ноги. Я заработал не только сотрясение мозга. Мне наложили шесть швов, и на левом бедре у меня отслоилась кожа от мяса. Там образовывалась жидкость, и мне ее откачивали», – пожаловался Ромашков корреспонденту «Газеты.Ru»

И пострадавшие, и обвиняемые отрицают, что на кого-нибудь из участников процесса оказывалось давление или имел место подкуп.

Адвокат Гличьян Яков Аджиашвили признает, что деньги гаишникам предлагали. Всего один раз, но они не взяли.

«Десять тысяч долларов мы предлагали как компенсацию. Никто не пытался подкупить пострадавших. Но они оказались какие-то нервные и отказались».

По информации www.gazeta.ru

Облако тегов