Соль, песок или реагенты?

15 ноября, 2007 - 00:43
81 0

реагенты

Звучит как в детской игре, в которой водящему закрывают глаза и предлагают три заведомо тупиковых варианта. В роли вопрошающих выступают чиновники, отвечающие за содержание российских дорог. А водим, как обычно, мы с вами...

Эта бесконечная игра началась, кажется, одновременно с возникновением в России первых дорог. Или первых коммунальщиков. Со временем игра усложнялась, появлялись новые составляющие. Например, в советские времена выбор был таков: соль или песок. Химических реагентов у нас тогда еще не было. Использовали же по большей части смесь песка и соли – ПСС (пескосолевая смесь) и ПСР (песчано-соленый раствор).

Дороги, что попроще, посыпали чистым песком, который потом сгребали на обочины. Более ответственные трассы обрабатывали смесью с высоким содержанием соли, способствующей таянию снега. Посыпать дороги чистой солью, как делали в то время в других странах, для России было дорого, да и бессмысленно в силу климатических особенностей. Дело в том, что при сильных морозах, которые у нас не редкость, соль превращает дорогу в форменный каток.

Роль дорожной техники в те времена играли непосредственно работники ДРСУ (дорожных ремонтно-строительных управлений). Алгоритм нехитрый: дорожник хватал поудобнее лопату и разбрасывал песок. Позже людей сменили КДМ (комбинированные дорожные машины), а соляная смесь уступила место химической.

Колеса или жизнь?
Споры о том, что лучше: соль или химические реагенты, идут по сей день. Соль свою эффективность доказала давным-давно – она отменно разъедает наледь. Правда, заодно и обувь горожан, колеса и кузовы их автомобилей. В Москве с 2001 года соль заменили на химические реагенты, которые более милосердны к чужой собственности. Но и они небезупречны.

Во-первых, химикаты плохи с точки зрения экологии. Как правило, их делают из хлористого натрия, хлористого магния и хлористого кальция. Помимо того что хлор вреден сам по себе (хлор вреден в свободном состоянии, в реагентах хлор находится в связанном состоянии и не вреден - прим. редакции Аutonews.ru), реагенты вступают в реакцию с моторными маслами (на самом деле реагенты не вступают в реакцию, а смешиваются - прим. редакции Аutonews.ru), парами топлива и выхлопными газами. Все это оказывается на обочине и прекрасно усваивается почвой, которая после таких «инъекций» рожает одну лишь техническую грязь.

Кроме того, химические реагенты сложнее по составу и нарушение технологии может привести к печальным последствиям. В декабре 2003 года подобное случилось в Москве: тогда применение нового антигололедного реагента превратило Каширское шоссе в огромную хоккейную площадку. Результат – столкновение более 20 автомобилей, погибла женщина.

Сегодня от применения химреагентов отказались во многих цивилизованных странах. Проблема гололеда там решается с помощью инертных материалов (гранитный отсев, мраморная крошка) и подогреваемых тротуаров в пешеходных зонах. Московские коммунальщики пытаются в меру своих сил перенять опыт зарубежных коллег. Конечно, до подогреваемых тротуаров пока далеко, но рассыпать щебень мелкой фракции (гранитный отсев), как в Финляндии или Нидерландах, москвичам ничто не мешает. Пару лет назад мэр столицы издал распоряжение об использовании щебня при уборке дворов. Правда, до дорог дело не дошло – слишком дорого. Реагенты или соль дешевле.

Власти постоянно дают обещания отказаться от использования химии. Правда, до дела так и не дошло. Последнее подобное заявление принадлежит главе Федерального дорожного агентства (Росавтодор) Олегу Белозерову. На днях он сообщил, что реагенты на дорогах заменит традиционная соль. Правда, без песка, поскольку последний слишком загрязняет водостоки. Белозеров подчеркнул, что за два последних года в России было построено около 80 солевых баз, поэтому соли хватит на всех.

Парадокс в том, что официально в Москве посыпка солью запрещена, и сотрудники столичных ДРСУ уже подготовили реагенты для зимнего сезона. По данным столичной мэрии, только в Москве ежегодно используется более 380 тыс. тонн противогололедных реагентов. Заменить их в одночасье, например на гранитную крошку, означает попросту вычистить вместе с дорогами городскую казну. Нынешней осенью в мэрии Москвы подписали документ о порядке допуска к применению противогололедных реагентов для зимней уборки объектов дорожного хозяйства. В документе о полном отказе от реагентов речь не идет. Поэтому решительно непонятно, что имел в виду г-н Белозеров, делая столь категоричное заявление. Получить какое-либо разъяснение об этом в Росавтодоре нам так и не удалось.

Столичные власти, впрочем, тоже вносят свою лепту в борьбу с реагентами. В октябре этого года мэр города Юрий Лужков заявил, что посыпать зимой пешеходные дорожки антигололедными реагентами не будут. Правда, на проезжие части это не распространяется. Сергей Машель, директор департамента эксплуатации ДРСУ «Северное» (обслуживает Ленинградское шоссе, Международное шоссе, подъезд к Шереметьево-1, участки Старошереметьевского шоссе и САО) рассказал: «При температуре от 0 до минус 15 градусов мы будем обрабатывать дороги жидкими реагентами. Если столбик опустится ниже 15 градусов мороза, перейдем на твердые. Так называемые посадочные места – остановки, пешеходные переходы – будут обрабатываться щебнем».

Грейдеры к бою готовы
Подготовка к зимнему сезону начинается еще летом. Сначала проводятся конкурсы на размещение муниципальных заказов по текущему содержанию городских дорог в зимний период. Все районы города закрепляются за несколькими дорожно-строительными организациями. При распределении участков учитываются такие факторы, как техническая оснащенность предприятий и предложенная стоимость работ.

Следующую стадию подготовки к зиме проводят уже победившие в тендерах ДРСУ. Закупают ПСС и реагенты, готовят пескобазы и хранилища. Параллельно латаются дороги с асфальтобетонным покрытием. Ремонтируется и специализированная дорожная техника, которую бросят на зимнее содержание автодорог. На машины навешивают снегоочистительные ковши, приводят в состояние готовности автогрейдеры, самосвалы, роторы для очистки завалов и т.д.

К октябрю-ноябрю в зависимости от прогнозов метеорологов ДРСУ должны быть готовы к зимнему сезону: специальные комиссии от заказчика работ проверяют, готова ли техника, организовано ли круглосуточное дежурство диспетчерских служб, сформированы ли механизированные отряды по борьбе со снежными заносами.

По словам Сергея Машеля из ДРСУ «Северное», в управлении круглосуточно дежурит диспетчер, имеющий доступ к оперативным сводкам метеорологов. Информация от диспетчера передается на участки, на каждом из которых ночью дежурят два мастера. Технических проблем в «Северном» не боятся: за последние два года ДРСУ обновило парк на 70%. К встрече зимы готовы 32 самосвала, пять автогрейдеров, два роторных снегоочистителя, шесть снегопогрузчиков, называемых в народе «золотые ручки», 35 лужно-щеточных и десять тротуароуборочных машин, а также девять распылителей жидких реагентов и десять – твердых.

Чем дальше в лес...
Региональным ДРСУ такое техническое изобилие и не снилось. Все, как обычно, упирается в финансы. «У нас нормативы денежного содержания дорог в четыре раза меньше, чем в Москве, – поясняет главный инженер Подольского ДРСУ Андрей Щербак. – Поэтому в городе зимой лежит много снега – убираем только центральные улицы. Мы не можем содержать все дороги так, как хотят главы администраций: сколько бюджет Подмосковья распределил денег, столько и осваиваем». Тем не менее дорожники тоже пытаются в меру своих возможностей обновлять парк техники. На это идет прибыль, полученная летом от строительства дорог. «У нас в этом году почти вся техника новая: переоснастили парк КДМ, тракторов, погрузчиков, грейдеров», – рассказывает наш собеседник. По его словам, вся техника обойдется ДРСУ в 30–40 млн рублей с учетом лизинговых процентов.

Подмосковные дороги находятся в ведении «Мосавтодора». Как правило, он издает приказ организовывать круглосуточные дежурства с 1 ноября. В этом году в связи с плохими метеоусловиями дежурства начались 1 октября, но прогноз погоды позволяет выставлять на круглосуточные бдения сокращенные бригады: одну КДМ и одного дежурного. КДМ чистит особо важные участки города – центр Подольска, вокзал. Если прогноз неутешителен и ожидается снег, ДРСУ назначает дежурных – это сотрудники, которые на ночь уходят домой, но готовы в случае необходимости выйти на работу. С выпадением первого снега работы у ДРСУ прибавится. «Будут сформированы бригады КДМ для посыпания, подключим трактора, которые чистят дороги, погрузчиков и вывозящие снег машины. Все это, когда снег ляжет основательно, будет работать в круглосуточном режиме», – говорит Андрей Щербак.

Увы, даже Подмосковью, не говоря уж о большинстве других российских регионов, не по карману использовать для подсыпки реагенты, чистую соль, а тем более гранитную крошку. «Мы используем ПСС с 20-процентным содержанием соли. С реагентами, как в Москве, не работаем – область не настолько богата», – говорят подмосковные дорожники.

Да и снегоплавильные станции, как в столице, для регионов – непозволительная роскошь. Поэтому сейчас снег просто вывозится в отвалы. Но это делать все сложнее и сложнее. Во-первых, возмущаются экологи, так как остается много песка, во-вторых, вывозить снег далеко не выгодно – он становится «золотым».

Впрочем, отнюдь не все ДРСУ в России имеют возможность снег вывозить. «Мы просто счищаем его на обочины – на них все и остается, – делится с AN директор Пудожского ДРСУ, что в Карелии, Олег Кузнецов. – А летом на ту же КДМ вешаем щетку, собираем весь песок и вывозим на размывы».

Пудожское ДРСУ – филиал государственного унитарного предприятия Республики Карелия «Мост» в Петрозаводске. Но и дорожники Петрозаводска снегоплавильнями не избалованы. «Я не слышал, чтобы в Карелии были снегоплавильни, – признается начальник производственного отдела «Мост» Дмитрий Макаршев. – Мы вывозим снег на свалку, а с федеральной трассы просто сбрасываем на обочину». И это при том, что петрозаводчанам проще, чем их коллегам из районов. В городе больше техники, а песка остается, напротив, меньше. «У нас же всего шесть КДМ, – говорит Олег Кузнецов. – На сезон нам выделили 200 тонн соли. Это только на дни, когда гололедица. В остальное время посыпаем дороги карьерным песком».

В Петрозаводске же дороги обрабатывают чистой солью. Правда, это относится к периоду, когда температура не ниже минус 10 градусов. Когда морозы сильнее, наступает очередь все той же ПСС. «С помощью специальных датчиков мы прогнозируем наступление точки росы, когда температура падает ниже нуля и возникает опасность гололеда. И тогда обрабатываем дороги солью», – рассказывает Дмитрий Макаршев.

По его словам, устройство прогноза точки росы стоит около миллиона рублей. «Мост» уже второй год использует два таких прибора. Устройства самообучающиеся: в прошлом году они набирали информацию, в нынешнем уже готовы прогнозировать на три дня вперед. Каждое охватывает 50-километровый участок дороги, рядом с которым оно обычно устанавливается. От прибора идут провода к дорожному полотну, в него и вмонтированы датчики. Приборы связаны с компьютером, отслеживающим информацию каждые два часа. Такие же устройства используют и в некоторых других областях страны, например в Мурманской. Но, увы, пока это капля в море, а значит, большинство российских трасс по-прежнему обслуживают на глазок и ездить по ним зимой следует с особой осторожностью. 

Власти постоянно обещают отказаться от реагентов, но до дела так и не дошло

Дороги в россии чистят... А потом солят. И все равно получается несъедобно

Столичные тоже плачут
У московских ДРСУ денег и техники больше, чем у их региональных коллег. Но и проблемы в столице другого масштаба. Например, необходимо соответствовать требованиям экологов и чиновников. Последнее модное веяние из этой серии – мобильные снегоплавильни, которыми обязали обзавестись все ДРСУ. Дорожникам эта игрушка обходится в 2,3 млн рублей, а производительность, по их словам, «смешная». Особенно если учесть затраты на топливо (солярку), электропитание и избавление от отходов.

Другая проблема – обилие надзорных органов. Работу ДРСУ контролирует огромное количество структур. Это и заказчик-подрядчик, и оперативно-распределительное управление мэра Москвы, и департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города, и Объединение административно-технических инспекций Москвы (ОАТИ). А также ГИБДД города и округов, экологическая милиция (как городская, так и окружная), инспекция «Мосзеленхоза», отвечающая за насаждения. Словом, желающих штрафовать достаточно. А ведь в промежутках между комиссиями нужно еще чистить улицы.

Алан Хурумов
По информации www.autonews.ru

Облако тегов