Рубли на обочине: Кто в России кормится на асфальте и на его отсутствии

14 января, 2008 - 00:04
27 0

14010804.jpg

В начале ноября из уст последовательного борца с коррупцией в рядах сотрудников Госавтоинспекции депутата Виктора Похмелкина прозвучало предложение выделить ГИБДД в отдельное гражданское ведомство, чья деятельность будет полностью прозрачной и подконтрольной обществу. Предложение не новое, но актуальности от этого оно не теряет. Система обеспечения безопасности дорожного движения в России, отданная на попечение ГИБДД, работает сегодня из рук вон плохо, это общеизвестно. Сотрудники ведомства занимаются чем угодно, кроме одного — они не желают и не в состоянии помочь участникам дорожного движения беспрепятственно и безопасно двигаться по российским дорогам. Не думаю, что сильно ошибусь, если скажу, что у каждого автомобилиста накопилось немало претензий к сотрудникам ГИБДД.

Чего хочет ДАР
Движение автомобилистов России (ДАР), возглавляемое Виктором Похмелкиным, четыре года работало над программой реформирования системы автомобильного движения страны «Без жертв и без пробок». И опубликовало ее аккурат перед выборами в Госдуму. Впрочем, простим авторов за откровенную конъюнктур-ность, поскольку мысли г-н Похмелкин озвучил вполне здравые.
Депутат предложил масштабное реформирование системы финансирования строительства и эксплуатации дорог в России. По его словам, российские налогоплательщики перечисляют в госбюджет триллионы рублей, но из этих денег лишь около 9% направляется на развитие дорожно-транспортной инфраструктуры. При этом до половины выделенных на строительство и ремонт дорог средств элементарно разворовывается. Оставшиеся деньги используются, мягко говоря, неэффективно.
Действительно, с каждым годом на дорогах появляется все больше автомобилей, но ни качественно, ни количественно сеть автодорог под рост автопарка не подстраивается. Развитие автодорожной сети общефедерального значения, не говоря уже о региональных или местных дорогах, просто не успевает за темпами увеличения количества машин в стране.
Казалось бы, чем больше в стране автомобилистов, тем больше налогов они платят в казну, и, соответственно, тем больше средств должно тратиться на сооружение новых и реконструкцию и ремонт старых трасс. Но не тут-то было. Система финансирования дорожного строительства в России абсолютно не выстроена. Остается непонятным — то ли мы платим недостаточно высокий транспортный налог, то ли средства, полученные бюджетом по этой статье, «улетучиваются». Думаю, с этим все гражданам понятно.
Куда смотрит ГИБДД

Кроме этого вызывает вопросы у г-на Похмелкина (и у многих других граждан) финансирование программ по обеспечению безопасности дорожного движения. На эти цели ежегодно только из федерального бюджета выделяется около 40 млрд рублей. «Вместе с коллегами из Государственной думы мы направили запрос в МВД по поводу расходования этих средств, -пояснил Виктор Похмелкин. — И получили ответ за подписью заместителя министра господина Чекалина. В этом ответе нет ни одной цифры. МВД — закрытое ведомство, напрочь закрытое, в том числе и для общественного контроля. Структура совершенно непрозрачная. Даже депутаты Госдумы не могут получить вразумительного ответа — куда идут деньги, выделенные на безопасность движения».

«В авариях на дорогах России ежегодно гибнет до 35 тысяч человек. Это важная и системная проблема», — заметил Похмелкин. Но плотно и системно с этой проблемой никто не разбирается. У тех же инспекторов ГИБДД эффективность работы определяется чем угодно, но не снижением смертности и аварийности на вверенных им участках дорожно-транспортной сети.
Авторы программы предлагают, прежде всего, переориентировать работу ГИБДД на совершенно другие целевые показатели. И в этом мы с ними полностью согласны: задача сотрудников ГИБДД
должна состоять не в том, чтобы выявлять нарушителей, а в том, чтобы снижать аварийность. Важно, чтобы они отвечали и за снижение смертности в авариях, и за уменьшение пробок на дорогах. Сегодня за все это с них попросту не спрашивают. По мнению Виктора Похмелкина, только с помощью реформы дорожной службы можно решить проблему со смертностью и загруженностью на дорогах. По его словам, необходима реформа, которая предполагает создание единого федерального органа, отвечающего за безопасность дорожного движения — Министерства безопасности дорожного движения и
автомобильного транспорта. При нем должна быть дорожная полиция, которую нужно полностью вывести из состава Министерства внутренних дел и перевести в новое гражданское ведомство.
«Мы предлагаем вывести Госавтоинспекцию и постовую службу из системы Министерства внутренних дел и прейти к прямым выборам начальников ГИБДД, особенно тех, кто работает на местах, — заявил Похмелкин. — Наконец, наше самое существенное предложение состоит в том, чтобы резко сократить тех сотрудников ГАИ, которые сегодня у нас осуществляют деятельность в полках, батальонах, но при
этом не занимаются главным, на мой взгляд, делом — разбором ДТП и регулированием дорожного движения». Авторы программы настаивают на том, что при переподчинении ГИБДД гражданскому ведомству придется на 90% обновить кадровый состав службы, чтобы под корень извести коррупцию и непрофессионализм.
Несомненно,среди инспекторов ГИБДД немало честных и порядочных людей. Но, ксожалению, сама организация этой службы не предусматривает честного и эффективного исполнения ими своих обязанностей. Так, сегодня складывается впечатление, что сотрудники ГИБДД и ДПС, в частности, занимаются каким-то очень важным делом, но абсолютно не связанным с нуждами обычных автолюбителей.

Это мы с вами стоим в пробках, вызванных мелкими авариями, участники которых часами дожидаются сотрудника ГИБДД для оформления ДТП. Мы толкаемся на нерегулируемых перекрестках. Страдаем от лихачей, объезжающих заторы по тротуарам, обочинам, встречным полосам и тем самым еще больше увеличивающих толкотню в самых узких местах городских магистралей. В конце концов, это обычные автомобилисты бьются от того, что милицейские экипажи повсеместно нарушают правила, выезжая на «встречку» и пересекая «сплошную».
А сотрудники ГИБДД в основном заняты тем, что собирают штрафы в самых неподходящих для этого местах, «ловят» автолюбителей на элементарном незнании тонкостей правил и законов и сопровождают власть имущих в их поездках. Думаю, каждый из читателей найдет тому подтверждение из собственного опыта, здесь же я приведу лишь свои наблюдения.
Личный опыт
За последние пару месяцев мне довелось столкнуться с особенностями несения службы сотрудниками российской ГИБДД. Насколько типичны описанные ниже ситуации, судить читателю. Я же должен предварительно сказать вот, о чем.
Работая не один год в автомобильном издании, я слишком хорошо знаю, к каким последствиям может привести нарушение правил дорожного движения. Превышение скорости, выезд на встречную полосу движения, равно как не пристегнутый ремень безопасности не только наказываются штрафом или лишением водительского удостоверения по нормам Кодекса об административных нарушениях. Любое их этих нарушений является элементом опасности, как для окружающих, так и для самого водителя. Именно поэтому лично я по убеждению стараюсь не нарушать ПДД, автоматически пристегиваюсь, садясь за руль или на пассажирское сидение, и всем своим знакомым и случайным попутчикам советую поступать также. Тем искреннее было мое удивление, когда остановивший меня на курской трассе — на стыке тульской и орловской областей — сотрудник ГИБДД предъявил мне обвинение в нарушении правил.
Итак, ситуация: трасса Москва-Крым, мой автомобиль уже несколько километров следует за междугородним автобусом в ожидании удобного момента и разрыва в сплошной полосе для обгона. Терпеливо дожидаюсь. Затем неспешно, благо невысокая интенсивность движения позволяет, автобус обгоняю. Но в процессе обгона, заметив метрах в двухстах впереди знак «обгон запрещен», спешу закончить маневр.
Полностью уверенный в том, что не нарушал никаких правил, я был озадачен, когда через полкилометра меня остановил инспектор ДПС и попросил проследовать за ним в салон патрульной машины для составления протокола. Мне в вину инкриминировалось пересечение сплошной и обгон под запрещающий знак. Напомню, по нынешнему кодексу за подобное нарушение у нас полагается лишение водительских прав по решению суда на срок от 4 до 6 месяцев.
Мне практически удалось убедить инспектора в том, что я не нарушал правил, а, следовательно, нужды в составлении протокола нет никакой. Для этого мне пришлось в его сопровождении съездить к месту моего обгона злополучного автобуса, привлечь двух сопровождавших меня в поездке свидетелей, заснять «место нарушения» на цифровую камеру для последующего разбирательства в суде, если таковое случится. А также напомнить ему о том, что я, как представитель СМИ, имею все основания сообщить на страницах «АИ» подробности разбирательства этого случая.
Но все решило вмешательство второго инспектора, видимо, более опытного в общении со строптивыми водителями, ни в какую не желающими понимать, чего от них хотят. Привожу дословно наш диалог с этим хранителем закона, настолько он поразил меня своим цинизмом и прямотой.
— Напомни гражданину, что для оформления протокола и направления дела в суд, пусть и по месту его проживания, как он того требует, мы будем вынуждены изъять у него водительское удостоверение, а вместо него выдать ему временный талон, — обращается «бывалый» к своему напарнику через опущенное стекло.
— Но ведь мы выяснили, что нарушения не было, — я еще пытался настоять на своем, до конца уверенный в невиновности.
— А мы знаем, что не было, — слышу в ответ. — Но все равно составим протокол и направим дело в суд. Вы все свои доводы можете рассказать судье, показать ему снимки и привести в суд свидетелей. Судья, если сочтет нужным, вернет вам права. Но это случится по-
том, в зале суда. А сейчас мы вынуждены все запротоколировать и удостоверение у вас изъять.
«Не беда», — подумал я, полагаясь на справедливость нашей судебной системы. Но тут мои мысли вновь прервал опытный инспектор:
— А вы куда следуете, не в Крым?
— В Крым.
— А вы знаете, что через границу Украины с временным талоном вас не пропустят? — не скрывая злорадства спрашивает он. — Или у вас в машине есть, кому вас заменить на всем протяжении путешествия по территории сопредельного государства?
Поступить по закону и в суде доказать свою правоту, но свернуть долгожданную поездку на курорт, или уступить настойчивому и откровенному вымогательству отступного со стороны негодяев в погонах? Ответ я нашел в широко раскрытых глазах супруги…
Если кто-то мне скажет, что эта команда блюстителей порядка «сшибает» мзду с проезжающих без ведома высокого начальства, я просто не поверю. В нескольких километрах от того места, где взяточники устроили удобную «засаду на лохов», в это время второй час дожидались помощи попавшие в ДТП люди…
Возможно, сам я водитель с небольшим стажем, поэтому меня, в отличие от «редакционных зубров» такие вещи слишком впечатляют. Однако я убежден, что о безобразиях следует рассказывать без устали, чтобы до как можно большего числа моих сограждан дошло: так дальше жить нельзя.
А буквально несколько дней назад я стал участником ДТП, и четыре с лишним часа простоял в ожидании приезда сотрудников ГИБДД, присутствие которых обязательно для оформления аварии по
всем правилам. И это не где-то в глухом лесу или на длинном безлюдном перегоне. В нескольких километрах от МКАД, на самой оживленной трассе ближнего Подмосковья -Ленинградском шоссе!
Авария произошла из-за выезда на встречную полосу автомобиля с «мигалкой», пропуская который, весь левый ряд, двигающийся из центра, стал притормаживать. Следующий за мной студент на Daewoo, несмотря на экстренное торможение, все-таки разбил мне задний бампер. Истинный же виновник инцидента, наделенный ГИБДД правом нарушать дорожный закон, даже не притормозил. Не скоро пришли нам на помощь и штатные сотрудники ДПС, по долгу службы призванные урегулировать подобные внештатные ситуации на дорогах.
За первый час ожидания (потом я уже сбился со счета) мимо нас проследовали 16 (!) экипажей ДПС, полностью проигнорировав и покореженные автомобили участников ДТП, и образовавшуюся в этой связи многокилометровую пробку. Проследовали, (аккуратно объезжая опять же по «встречке») не выказав никакого желания помочь, разобраться, «разрулить» образовавшийся многокилометровый затор, или хотя бы вызвать подкрепление.
Как мне сказали впоследствии знающие люди, мимо нас, видимо, ехали экипажи, в чьи непосредственные обязанности не входило никого вызволять из беды. Не обязаны они были ни оформлять ДТП на чужом участке, ни освобождать трассу от образовавшейся из-за нашей аварии пробки.
Я, уж извините за наивность, не знаю в таком случае — а зачем они мне, налогоплательщику, вообще нужны? Они живут на мои, на наши деньги! И еще вымогают «премии». Может быть, пора найти нашим деньгам лучшее применение?
Михаил Белов

Облако тегов