Ездим – как живем

20 октября, 2006 - 12:04
19 0

Отчего на дорогах скверные порядки, и как с этим бороться

Утро, улица, авария, пробка… Не так романтично, как у поэта, зато вполне реалистично. Мало кто из моих знакомых — тех, кто за рулем — в течение последнего года хоть раз не попал в дорожно-транспортное происшествие (ДТП). К счастью, большинство отделалось легким испугом, лишь потратившись на ремонт машины. А вот двоим пришлось лечь в больницу с переломами средней тяжести и сотрясением мозга. Машины в обоих случаях восстановлению не подлежали, но, главное — люди остались живы! Многие так и говорят — «в аварии не был, считай, не водитель». Но даже водительское мастерство, в особенности на московских дорогах, не гарантия от неприятностей — в ваш автомобиль запросто может въехать какой-нибудь неумеха или «ас».

Ситуация критическая

Ну, если и не критическая, то близкая к критической. Статистика говорит о катастрофических людских потерях, которыми нам приходится за это расплачиваться. По данным МЧС России, только с начала 2006 года в России произошло 112 692 ДТП, в которых погибли 11 761 человек. И это еще «досентябрьские» цифры, пик происшествий приходится как раз на осень и первые зимние месяцы. Серьезнейшая социальная, да и экономическая проблема налицо: в авариях гибнут и навсегда теряют здоровье, в том числе и главным образом молодые, обеспеченные, работоспособные люди.

Конечно, без происшествий на дорогах не обходится ни в одной стране, где число автомобилей у населения велико. Но вот парадокс — в США, где личный транспорт есть почти у каждого, и права выдают с 14-16 лет, аварий происходит почти столько же, сколько в России, где автомобилем пока может похвастаться едва ли четверть населения! А, допустим, в Германии, где на автобанах вообще нет скоростных ограничений, аварийность намного ниже, чем у нас. В чем же дело? Неужто виноваты две извечные российские беды: дураки и дороги? О дорогах «АИ» писали уже не раз, как впрочем, и о другой напасти. Но, по всей видимости, нам еще не скоро удастся уйти от этой темы. Так что поговорим о тех, кто за рулем.

Иностранцы, которым посчастливилось поездить по московским улицам, панически боятся русских водителей. Мы, по их мнению, беспечны, пренебрегаем безопасностью (как собственной, так и окружающих), ездим по закону джунглей — «кто круче, тот и прав». Наконец, можем сесть за руль, изрядно выпив. Даже знаменитый гонщик Ральф Шумахер, посетивший Москву некоторое время назад, был, мягко говоря, озадачен принятой здесь манерой вождения, и мягко посоветовал нашим автомобилистам «действовать осмотрительней». Другой остроумный иностранец метко подметил: «Странный народ, эти русские: полжизни копят на машину, а потом ездят на ней, словно в гараже у них еще десять стоят».

Недавно компания Goodyear совместно с исследовательской фирмой KRC Research провела опрос, результаты которого доказали, что все эти наблюдения — сущая правда. Российские водители на фоне европейцев выглядят очень непрезентабельно. Несмотря на то, что боязнь получить травму в автомобильной аварии занимает второе место в списке повседневных тревог российских автомобилистов, подавляющее большинство признается, что хотя бы время от времени позволяют себе неосторожные поступки за рулем. В частности, любят разговаривать по мобильному телефону, не пользуясь гарнитурой hands-free. Более трети опрошенных признались, что не видят ничего страшного в том, чтобы вести машину одной рукой, обсуждая по сотовому насущные вопросы. Видимо, считают, что вполне могут потягаться с легендарным Юлием Цезарем, который умудрялся делать несколько дел одновременно. Но, увы, человек «однополярен», то есть, он может делать в один момент только одно дело, Цезарь был исключением. Водители Великобритании и Франции это понимают. Среди них число тех, кто постоянно использует специальную гарнитуру, достигает 70%. Хотя, по утверждению специалистов, даже свободные руки — еще не гарантия того, что человек, общающийся по телефону, сосредоточен именно на управлении автомобилем: его внимание все равно рассеяно, и это следует учитывать. Я знаю одного профессионала высокого класса, который вдребезги разбил свой Allroad, именно отвлекшись на телефонный разговор. С другой стороны, разговоры по мобильнику за рулем — это детские шалости на фоне того, как ежедневно рискуют водители-лихачи.

И какой же русский…

Ну — да — не любит быстрой езды. Прав был Гоголь на сотню лет вперед, когда лошадей сменили железные кони. Гены, наверное… Мчишься с ветерком по трассе, обгоняя плетущиеся машины, не сбавляя в поворотах — красота! У таких, у большинства, вероятно, мало иных способов доказывать себе и окружающим личное превосходство. И невдомек, что ни одно из штатных и дополнительных средств безопасности при ударе на высокой скорости не спасает. В обычных — современных импортных малолитражках, не говоря уже об отечественных машинах, которые по большей части и стремятся изо всех сил «обогнать» — человек выживает при лобовом столкновении с неподвижным (!) препятствием, если скорость не превышает 80 км/ч.

Ничего нового не добавили и последние исследования. Как выяснилось, 36% автолюбителей в России (больше, чем где бы то ни было в Европе) регулярно превышают скорость. Это становится причиной тысяч аварий, нередко со смертельным исходом. Все знают — чем выше скорость, тем меньше шансов уцелеть при столкновении, но продолжают нарушать. Хотя известно: в крупных мегаполисах превышать скорость, обгонять и подрезать не имеет практического смысла. В свое время проводили соответствующие эксперименты: лихач доезжал до пункта назначения всего на несколько минут быстрее. Однако с риском для жизни.

Но есть в недавних исследованиях и удивительный факт. Оказывается, россияне уступили звание самых нетерпеливых водителей немцам и голландцам. Среди последних число тех, кто, увидев желтый сигнал светофора, предпочитает проскочить, нежели затормозить, составляет 19 и 16% соответственно. А среди россиян — всего 13%. Хотя тоже немало.

Кто на трассе «король»

Вежливое отношение к другим участникам движения у большинства водителей не в чести. Хотя в Москве это отношение чрезвычайно медленно, но меняется к лучшему. Видимо, жители самого большого российского мегаполиса раньше других начинают понимать, что без взаимного уважения на перегруженных дорогах просто не выжить. Но и в столице большинство водителей, увы, демонстрируют варварские манеры. Проехать по встречной полосе, ослепить дальним светом фар, притереть к обочине, подрезать, неаккуратно припарковаться — в порядке вещей . До сих пор ведутся дискуссии — почему, скажем, автомобилю со значком «У» следует уступать дорогу. Ряд водителей считают своим долгом «научить жизни» новичка, ползущего по оживленному шоссе со скоростью 40 км/ч и боящегося перестроиться на другую полосу, для тихоходов. «Такой «чайник» создает аварийную ситуацию, поэтому надо понимать — или едешь со скоростью потока, или практикуйся на маленьких улочках, не мешай людям ехать свободно», — считает один мой знакомый, водитель с 15-летним стажем. Его также раздражают леди, поворачивающие налево из правого ряда или мигающие «поворотником» в сторону, противоположную той, куда собираются двинуться. Если всех этих горе-водителей не поучить уму-разуму в легкой форме, они неминуемо попадут в аварию с непредсказуемыми последствиями, уверен наш практик. И таких водителей так много, что в целом картина вырисовывается безрадостная.

«Культуры вождения не было, нет, и не будет, — заявил «АИ» президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. — Мы такие, какие есть — дома, в жизни, на дороге». Причина этого, по мнению эксперта, заколючается в том, что автомобиль пробуждает в человеке его худшие черты, создавая иллюзию защищенности. В очереди мало кто рискнет пролезть вперед — разъяренная толпа может и покалечить. Зато влезть впереди кого-нибудь на светофоре — это запросто. Для наших людей автомобиль — некий панцирь, позволяющий безнаказанно делать то, на что в открытую они ни за что бы не отважились. Кроме того, на дороге пробуждается чувство соперничества, достойное лучшего применения. Ведь обогнать навороченную иномарку проще, чем подняться до уровня человека, сумевшего ее приобрести. «Поэтому как живем — так и ездим, и, увы, так и погибаем» — резюмирует Виктор Травин.

Смертники c «корочками»

Коль скоро вспомнили о водителях-неумехах, которых выпускают на дорогу, едва те научатся отличать педаль газа от педали тормоза, стоит поговорить про автошколы. Вернее, про то, кого и чему в этих заведениях учат. Практика показывает, что преподаватели и инструкторы заинтересованы не столько в конечном результате, сколько в том, чтобы «помочь» сдать экзамены за деньги как можно большему числу желающих. Почти официальная такса за «помощь» в получении водительских удостоверений в Москве сейчас составляет порядка $500, причем за эти деньги можно получить права, даже не заглядывая в правила и вовсе не умея ездить. В результате, более половины тех, кто успел обзавестись вожделенными «корочками», вынуждены брать дополнительные уроки в так называемых школах водительского мастерства, или просто у знакомых.

Наводить порядок в автошколах и ужесточать порядок проведения экзамена в ГАИ собираются уже давно. Как рассказал глава ГИБДД Виктор Кирьянов, его ведомство намерено разработать и внедрить автоматизированную систему подготовки и сдачи экзаменов на водительское удостоверение. По мнению Кирьянова, это перекроет возможность сесть за руль недоучкам и ударит по коррупции. «Мы изучили опыт многих государств, и на основе полученных данных разрабатываем эту систему», — отметил он. Также было предложено наказывать автошколы, выпускники которых чаще всего отмечаются в авариях. Но пока система зреет, школы продолжает выпускать кадры, наводящие ужас на остальных участников дорожного движения. Спасибо, если букву «У» к стеклу приклеят, а если решат заняться пресловутым стрит-рейсингом?

После стаканчика — секс

Писать об обыкновении некоторых людей садиться за руль в нетрезвом виде даже как-то неловко. Тема эта давно и прочно заезжена прессой. И о том, почему пьяному управлять машиной опасно, не знают сейчас, пожалуй, только там, где до сих пор передвигаются на гужевом транспорте. Агитплакаты с лозунгом «Водитель! Выпил — за руль не садись!», развешанные по основным столичным магистралям, уже намозолили глаза целевой аудитории. А эффекта нет.

Согласно исследованию Goodyear и KRC Research, 31% водителей в России хотя бы изредка садятся за руль, будучи в подпитии. Для сравнения, 93% итальянцев сочли такое поведение неприемлемым. И это притом, что в Европе, в отличие от России, существуют нормы содержания алкоголя в крови. Что ж, умом Россию не понять... У нас езда после принятия внутрь изрядного количества промилле превратилось почти в национальный вид спорта. В некоторых компаниях даже заявить «выпил бокал пива — за руль не сяду» как-то неловко. Подобное позволяется лишь женщинам. Между тем, в ГИБДД пьянство за рулем называется второй главной причиной ДТП с тяжкими последствиями. Первая — превышение скорости. «Каждое восьмое ДТП случается по вине нетрезвых водителей», — приводит печальную статистику глава МВД Рашид Нургалиев.

Зато по страстности натуры и склонности к экстремальной любви наши люди, пожалуй, дадут фору даже пылким обитателям Апеннин. Около четверти российских водителей признались, что совершали за рулем действия сексуального характера. Причем, и мужчины, и женщины оказались практически одинаково темпераментны — 24% и 22%. Хотя винить в этом следует, скорее всего, не тягу к экспериментам, а банальный российский квартирный вопрос — негде!

Штрафовать, и еще раз — штрафовать!

Ответы на второй извечный российский вопрос — «что делать» — не блещут оригинальностью. В МВД считают, что нужно штрафовать, штрафовать, и еще раз штрафовать. Как будто в ужесточении наказания и в самом деле есть какой-то смысл.

Размер штрафов за мелкие и средние нарушения ПДД в нашей стране пока, можно сказать, весьма невелик. Скажем, не пристегнутый ремень безопасности обойдется водителю в 0,5 «штрафного» МРОТ, то есть — в 50 рублей; незначительное превышение скорости — в 100 рублей. Для сравнения, в некоторых странах минимальный размер штрафа начинается от 10% от средней заработной платы. Набегают внушительные суммы. В Италии, например, превышение скорости карается штрафом от $300 до $1200.

В свое время вице-премьер Александр Жуков выступил за ужесточение наказания за те же ремни безопасности. По его мнению, аккуратное «пристегивание» могло бы снизить смертность в результате ДТП на 30%. Эта идея сегодня вовсю обсуждается законодателями, а в повестке осенней сессии Госдумы значится проект поправок в Кодекс РФ об административных правонарушениях, усиливающих ответственность за нарушение ПДД. Нынешние штрафы, по мнению авторов проекта, недопустимо малы — сами расходы на их взыскание больше. Тот самый не пристегнутый ремень безопасности должен обходиться нарушителю не в 50, а в 500 рублей, за езду по тротуарам надо требовать 1000 рублей и лишения прав на год. А за превышение скорости более чем на 60 км/ч вместо нынешних 350 рублей и лишения «прав» на 24 месяца надо штрафовать на 2000-2500 рублей и лишать права управления автомобилем на 1,5-2 года. Кроме того, депутаты предлагают восстановить существующую до 1997 года балльную систему учета нарушений. Так, превышение скорости на 20-40 км/ч будет наказываться 3-мя баллами, на 40-60 км/ч — 4-мя. Если их сумма достигнет 10, водителя планируется лишать прав на два года. По словам одного из авторов поправок, в нашей стране можно пробудить сознательность, лишь ударив по карману нарушителя. Удовольствие от удачно закончившейся попытки проскочить на красный свет померкнет, если за него придется отдать несколько тысяч рублей.

Впрочем, этот и многие другие депутаты живут какой-то параллельной жизнью, словно не понимая, что дело — не в жесткости наказания, а в его неотвратимости. Причем — для всех, без исключения.

С другой стороны, увеличить размер штрафов легче легкого, хотя это и маловероятно в предвыборный период. Другой вопрос, сможет ли большинство из нас платить такие суммы? Вряд ли. «Культуру нельзя привить штрафами», — считает Виктор Травин. Это лишь спровоцирует в человеке озлобленность. Ведь он и так считает, что нарушать его вынуждают обстоятельства, а если за это еще и штрафуют… Выход, по мнению эксперта, в том, чтобы узаконить дифференциацию штрафов по имущественному признаку. В КоАП России есть норма, позволяющая при расчете суммы штрафа исходить из имущественного положения провинившегося. Но сейчас это вилка между 50 и 100 рублями. Поэтому, по мнению Травина, штраф должен быть для каждого свой. «За одно и то же нарушение дедушка на «Москвиче» должен заплатить 50 рублей, а бизнесмен на «джипе» — 5 тысяч долларов», — рассуждает он. Сомнительное суждение, ну, да ладно. В любом случае из этой цепочки необходимо исключить такое звено, как ГАИ. Сейчас инспектор делает все сам — устанавливает факт нарушения, ищет доказательства, выносит постановление, да еще и выписывает квитанцию на уплату штрафа в Сбербанке. Это грубо нарушает принципы объективности. Необходимо создание независимой комиссии, которая оценивала бы степень вины нарушителя, и, исходя из его дохода, определяла бы размер штрафа. Иначе водителю по-прежнему выгоднее будет договориться с инспектором на вдвое меньшую, чем по закону, сумму. «Только размеры этих выплат увеличатся», полагает Травин.

Мальчики-мажоры

Кто не видел, как по разделительной полосе, игнорируя все правила, летит автомобиль с красными, синими или какими-то другими особыми номерами? Штрафы, пусть в 50, пусть в 5000 рублей, его водителю нипочем — редкий гаишник отважится остановить такую машину. Блатными номерами оснащаются автомобили дипломатов, милиции, спецслужб, высших государственных и региональных чиновников, а также «непростых» частных лиц. Каждый депутат Госдумы на время его работы в нижней палате парламента получает служебный автомобиль со специальными номерными знаками (и «мигалок» не надо!), которые, по существу, дают их обладателю право нарушать любые правила дорожного движения. При этом сотрудники ГИБДД не имеют права останавливать подобный автомобиль ни для проверки документов, ни при нарушении ПДД. Некоторые депутаты даже умудряются сдавать такие номера «в аренду» за солидное вознаграждение.

В любом случае, спецномер предполагает, что его владелец принадлежит к сливкам общества и обладает деньгами и властью. Или популярен в тусовке, что, впрочем, не отменяет наличия первых двух пунктов. Скажем, федеральные номера (где вместо кода региона изображен большой российский флаг) предпочитают режиссер Никита Михалков и светская львица Ксения Собчак. Спецномера есть во всех странах, но в России их наличие часто обусловлено не государственной необходимостью, а наличием нужных связей, и, пожалуй, только у нас они дают возможность вести себя на дороге, как заблагорассудится. Не зря номера серии «Е...КХ99», принадлежащие, главным образом, ФСО, злые языки расшифровывают — «Еду, как хочу». Если такая машина, не дай Бог, становится участником ДТП, водителю практически гарантирована безнаказанность. Даже если по всем правилам виновник он. Вспомним, как признали невиновным сына министра обороны Сергея Иванова, насмерть сбившего женщину.

Такая вседозволенность расхолаживает и рядовых водителей. И вот уже за выруливающим по встречке блатным Mercedes подтягивается старенький Volkswagen или «девятка». Поэтому если бы законодатели сосредоточили свои усилия не только (и не столько) на увеличении штрафов, а на том, чтобы сделать закон единым для всех, пользы было бы куда больше. Не столь важен размер штрафа — пусть это будет 50 рублей, но нарушитель должен знать: превысил скорость — придется заплатить. Не сегодня, так завтра, когда по почте придет извещение с подробным указанием, где, когда и какой пункт ПДД был нарушен. Так решиться и вопрос с увеличением штрафов. Ведь, чего греха таить, в день каждый из нас по мелочи нарушает не один раз, а это означает, что за месяц набежит кругленькая сумма. Вот тогда водители подумают — а стоит ли овчинка выделки? Сегодня срезал, развернувшись через сплошную, завтра вместо 60-ти проехал под 100. А послезавтра обнаружил, что тысячу рублей, оставшиеся до получки, придется отдать в качестве платы за свободную езду. Фиксировать нарушения, как не крути, должна техника. Ведь гаишник — живой человек.

Хороший порядок дешево не обходится

Правда, тут возникают вопросы с технической стороной воплощения в жизнь такого грандиозного проекта. В Европе — той же Германии или Франции — с этим разобрались уже давно. На дорогах всюду установлены камеры видеонаблюдения, фиксирующие нарушения правил дорожного движения. Такие проекты, позаимствованные у европейцев, есть и у нас. На федеральных трассах уже появляются так называемые скоростомеры. Фотографии, на которых видно, когда именно данный автомобиль превысил скорость, планируется впоследствии рассылать нарушителям для взыскания с них штрафа. Общение водителя с инспектором, таким образом, сводится к минимуму. Удовольствие это не из дешевых. Как рассказал глава Минтранса Игорь Левитин, стоимость одного контрольного поста со скоростомером составляет 8 млн рублей, а весь проект обойдется почти в 4 млрд рублей. Правда, пока оснований для внедрения этой формы контроля нет, перевод эксперимента в рабочий режим потребует законодательного сопровождения. Минтранс надеется до конца года согласовать все необходимые документы с другими ведомствами. А там — как повезет. По словам замминистра транспорта Евгения Москвичева, оснастить 46 тысяч километров федеральных дорог скоростомерами можно в течение года.

Но Россия — не Германия, вся опутанная сетью высокоскоростных автобанов. У нас и масштабы другие, и дороги не те. Какая польза от того, что водители начнут соблюдать ПДД там, где за ними следят, и продолжат «расслабляться» на местных дорогах? Ведь в каждый медвежий угол дорогостоящих камер не понаставишь. Значит, без притаившегося за поворотом гаишника не обойтись.

Между тем, во Всемирном банке подсчитали, что население России к 2050 году может сократиться на 40 млн человек. В том числе из-за высокой смертности в ДТП. Если, конечно, что-то не изменится в обществе и в законах, которыми оно управляется.

Наталья Бокарева

По информации www.autoizvestia.ru

Облако тегов